Людвиг ван Бетховен


Соната для фортепиано №16 G-dur, op.31 №1

Соната для фортепиано № 16 соль мажор, op. 31 № 1, была написана Бетховеном в 1801—1802 годах, вместе с сонатама № 17 и № 18. Несмотря на то, что она вошла в опус 31, опубликованный в 1803 г., под №1, она была написана после сонаты «Буря» (Op. 31 No. 2).

В сонате три части:

1. Allegro vivace
2. Adagio grazioso
3. Rondo. Allegretto-presto


Смотреть видео сонаты для фортепиано №16 G-dur, op.31 №1




Характеристика сонаты

Мнения об этой сонате в имеющейся литера­туре различны. Некоторые исследователи считают ее чрезвычайно мало оригинальной.

Любопытна, в частности, отрицательная оцен­ка, данная А. Рубинштейном. По его мнению, «это, вероятно, самая слабая из сонат Бетховена. В ней видна его личность, но нет полета. Второй мотив1 человеческий, но не божественный, а мы привыкли у Бетховена к божественному. Все же первая тема и конец изложения (чередование ма­жора с минором) рисуют его личность. Adagio grazioso — точно балетное, его трели как бы изоб­ражают кружащихся па цыпочках балерин. Это Adagio — жертва моде и совсем недостойно Бетховена. Рондо несколько лучше, в нем есть красивость».

Мнение Рубинштейна характерно как отголо­сок вкусов музыкантов, несколько односторонне предпочитающих патетически возвышенного Бет­ховена Но есть и другой Бетховен, черты которо­го, заметные и раньше, очень ясно выступили в сонате ор. 31 № 1. Это Бетховен, чрезвычайно внимательный к бытовым интонациям, способный подхватить популярную песенку, танец, обороты оперной арии, увлечься юмором бытовых сценок.

Подобные стороны сонаты ор. 31 № 1 получи­ли более верную и беспристрастную оценку в на­ше время.

Ромен Роллан писал, что данная соната «от­личается очень подчеркнутым «мимическим» ха­рактером, — у меня есть искушение сказать, что это — сознательное подражание итальянскому те­атру: в первой части есть юмор, шутки, быстрый диалог, лукавый стиль и шутовская furia какой-нибудь сцены из музыкальной комедии. Что же касается adagio, всякий безошибочно поймет ее «россиниевское» назначение: это серенада, по­строенная на аккомпанементе гитары, хотя, само собою разумеется, в середине невольно чувст­вуется тяжелая и мощная лапа молодого медве­дя. Но некоторыми отсветами она предвозвещает уже лучезарную серенаду из «Цирюльника» (Итальянские черты сонаты ор. 31 № 1 до Р. Роллана отмечали также Ленц и А. Б. Маркс).

«Итальянизмы» сонаты ор. 31 № 1 несомненны, но не следует их переоценивать. Они не были подражательными, а явились лишь средством вы­работки той «гибкости в суставах», о которой го­ворит Ромен Роллан. Бетховен, жив­ший в период становления немецкой нации, все более отчетливо и последовательно стремился к формированию национального музыкального ис­кусства, тенденции которого заметны и в сонате ор. 31 № 1.

Характеристика этой сонаты, данная Б. В. Асафьевым, справедливо подчеркивает ее самобытные, оригинальные черты: «Ярко темпера­ментное сочинение, полнозвучное и сочное. Бога­тый четкий рисунок. Выпуклые, легко запоминае­мые и врезающиеся в память ритмы и мотивы. Радостно возбужденный тон, переходящий момен­тами в веселость и страстную устремленность. Вторая часть — медленное движение, в котором господствует широкая, пышно изукрашенная ор­наментами мелодическая линия... Третья часть рондо... с идиллической основной темой, радует слух красивыми изгибами, поворотами и сплете­ниями мягких и плавных линий, движущихся веселым хороводом».

Подчеркнем еще раз, что шестнадцатая соната — сочинение переходного характера. Но рост силы мысли и мастерства Бетховена в ней чрез­вычайно ощутителен. Все части шестнадцатой со­наты своеобразны, а ансамбль их очень целостен. Не только в выработке гибких форм следует ви­деть заслуги этой сонаты. Первая часть замеча­тельна сочетанием блестяще развитого образного психологизма с объективным характером музыки, обращенной к бытовым интонациям. Во второй и третьей частях привлекает внимание синтез пасто­рального и салонного, стилевых элементов дерев­ни и города.

Наконец, пронизывающая сонату тонкая, но все же явственно уловимая ирония прекрасно ха­рактеризует личность тридцатидвухлетнего Бетхо­вена, уже чуждого светских иллюзий и твердо оп­ределившего истинную цену светского общества.

(Юрий Кремлев. Фортепианные сонаты Бетховена)

Copyright © Lunnaya-Sonata.Ru 2020-2021